Откуда у нас появилось белокаменное строительство?

Откуда у нас появилось белокаменное строительство?

Во владимиро-суздальских землях добычу камня для строений производили в пещерных каменоломнях под Москвой. Любопытно отследить маршруты, по которым его подвозили с р. Пахры. Безусловно, он переправлялся речным путем – по Пахре в Москва-реку, оттуда по земле в Ворю (район Мытищ) и далее по реке (Клязьма) – до Владимира. Вниз по р. Клязьма и вверх по р. Нерли – в Суздаль и затем – до Переяславль-Залесского и Юрьев-Покровского. Что касается пути в Н.Новгород, то возможны варианты отправления туда грузов и вниз по Москва-реке, и по Оке, однако предпочтительным выглядит традиционный маршрут – по р. Клязьма.

Итак, мы видим возникновение новой строительной белокаменной техники, кроме «мигрировавшего», предположительно с киевской земли, умения возводить строения из кирпича, где известка играла роль скрепляющего материала. В XII ст. и раньше – в X-XI ст. в смежных княжествах, Новгородском и Киевском, в которых было не сыскать белый камень, при строительстве задействовалась плинфа и валуны (дикий камень), скрепляющим материалом которых был известковый раствор. Задействовали и плоские плиты натурального камня, однако не возводили постройки целиком из монолитов, подобно тому, как делали владимиро-суздальские мастера. В таком случае, где возводились похожие каменные строения?

Возможно, помощь здесь окажет территория, откуда прибыло к нам белокаменное зодчество? Она находится, как выяснилось, гораздо западнее – речь идет о Галицко-Волынской Руси, где встречаются белокаменные храмы, похожие на владимиро-суздальские. Причем сходство наблюдается не по одной лишь строительной технике, но и в архитектурном плане. Яркое свидетельство тому – дожившая до наших дней церковь Пантелеймона XII ст., расположенная в трех километрах от Галича. Сходство обоих княжеств (Галицкого и Владимирского) в плане архитектурно-строительной культуры наблюдается при археологических раскопках исчезнувших церковных зданий.

Впрочем, говоря о связи, следует вести речь не о "плагиате", а в большей степени о развитии традиции. Скажем, в XII ст. в Галиче каменный собор был соединен с хоромами деревянным проходом. Иными словами, церковь выступала словно «чистой» частью дворца. В с. Боголюбово данная схема распространена и там был возведен также белокаменный дворец. Аналогичная схема встречается во Владимире и, вероятно, в Суздале, однако ничего похожего не наблюдалось ни в Н.Новгороде, ни в Киеве. Следовательно, заключают ученые (археологи и историки), корни владимиро-суздальской архитектурной традиции следует искать в галицкой, а последняя отмечена тесной связью с западноевропейской замковой романской архитектурной культурой. Хотя камень там иного геологического возраста и состава.

В силу этого предположение о простом перемещении строительной техники во владимиро-суздальские земли выглядит неубедительно: едва ли можно представить, что наилучший камень Центральной России нашли и избрали в одночасье, вдалеке от пункта проведения строительных работ. Впрочем, не удается обнаружить и факты, подтверждающие строительство из доломита и рыхлых сортов известняка, добывавшихся поблизости от Владимира для обжига извести. Возможно, история белокаменного строительства простирается дальше вглубь веков, до Юрия Долгорукого? Прояснить данный вопрос пока нет никакой возможности.


Оформите заявку и мы свяжемся с вами в ближайшее время

Новое в Блоге:

Причины перехода от белокаменного к кирпичному строительству на Руси

18.февр..20 13:27

Переход от белого камня к кирпичу при строительстве зданий на Руси произошел достаточно быстро на исходе княжения Василия II и при Иване III. Этот переход был вызван двумя причинами.


Причины востребованности белокаменного строительства на Руси

11.февр..20 13:14

Строительство из белого камня – крайне дорогостоящее и нетехнологичное занятие. И все же, невзирая на это, ему удалось продержаться в Древней Руси очень долгое время.


Причины недолговечности древнерусских белокаменных соборов

04.февр..20 13:08

Конечно, говорить о какой-либо традиции охраны архитектурных памятников в XV-XVI ст. не приходилось, а потому, как только появлялись материальные возможности, соборы подвергались сносу (по причине их «ветхости»), а их место занимали более «престижные» сооружения.